БЛАЖЕЕВИЧ

с
о
д
е
р
ж
а
н
и
е




ШЁЛКОВЫЙ ПУТЬ




                          
...В конце прошлого века,в уезде Чжансянь провинции Ганьсу,
по которому  и пролегал в древности великий шёлковый путь,
в куче лома было обнаружено древнее, бронзовое,
так называемое «магическое зеркало».

Способ изготовления таких зеркал утерян,
кустарно воспроизвести их не удалось.

Лицевая сторона зеркала отполирована до блеска,
а на обратной барельеф из изображений или знаков.

На вид это совершенно обычное зеркало.

Однако если такое зеркало направить на солнце,
а отраженный "зайчик"  на стену, то на ней появится изображение,
расположенное на обратной стороне зеркала.

Зеркало как бы становится прозрачным, хотя, разумеется,
                                            бронза не пропускает свет.
                                   
Иллюстрация к стихотворению шёлковый путь. Блажеевич. Современная поэзия.
                                   


…Шестирукого Шивы жрицы
в неживой полутьме страницы
нарисованные оживут
и печально склонив ресницы
под китайской луною ткут
ткань из перьев волшебной птицы.

                 И глупы рассуждения древних книг
                 и темны под лучами колкими
                 и захлопнуты переплёты их
                 и защелкнуты на защелки.

Да и бронзовый свет обманет
и прозрачна и так мала
та поверхность что разделяет
отраженья и зеркала.

                 Вот душа и обречена
                 на растерянность и незнанье
                 на двусмысленные преданья
                 и двоякие письмена.

А лишь только глаза закрой
за песками и солнцем желтым
под фарфоровою луной
всё идёт караван за шелком.

               И сливаются медь и олово
               и сливаются смысл и слово
               где проходят кривыми тропами
               только лани да антилопы.

И скрывают глазницы мумий
первобытных богов фантомы
и куриться дымок им опиум
и их пагоды невесомы.

              И уходишь пешком и с посохом
              то засыпанный солнцем желтым
              то укрыт темнотой и мороком
              под туманным небесным пологом
              за раскрашенным пёстро шёлком.

Может эта ткань
отдаленных стран
колдовской дурман
и красивые небылицы
только неба синь
только пыль пустынь
только ящерицы и птицы.

             Где-то шёлковое сокровище
             оторочено солнцем алым
             где-то там, вон там, за ещё одним
             перешейком и перевалом.

О сколько ж ещё
о сколько ж ещё
о сколько ж ещё идти
по этому великому
по шёлковому пути…

             А вот и люди, там, впереди,
             а мехи мои и сосуды
             остаются уж без воды
             и устали мои верблюды…

…Подойдёшь позабыв опасности
подойдёшь позабыв обиды
с неуклюжей слоновьей радостью
к существам своего же вида.

             А тела их татуированы
             чёрной копотью жжёной кровью
             и оскаленными драконами
             и шакалами наготове.

И трепались узоры шелковые
и чернели в слезах и копоти
и шипели в грязи и крови
раскалённое медь и олово,

             и металлом обожжена
             прорастала из  рваной ткани
             бесконечная тишина
             над орнаментом мирозданья.

Только пальмы одни
только пыль руин
все старания, все без толку
и рассыпаны кости желтые
где прошёл караван за шелком.

             О сколько ж ещё
             о сколько ж ещё
             о сколько ж ещё идти
             по этому великому
             по шёлковому пути…

Ясность, ясность одна
высота и синь
все старания всё без толку
и ещё один и ещё один
уходил караван за шелком.

             И когда засыпая падаю
             когда веки устав смежаю
             там лучей кружевные линии
             мельтешат и дрожат сияя
             так тонки световые линии
             так тонки вровень паутине
             тех лучей золотые линии
             где найти наяву не знаю
             только солнце и небо синее
             от  Синая и до Сианя.


Одиноко стоит душа
пред загадкою мирозданья
путешествия заверша,
и в словах разыскать отчаясь
средь сплетений их лжи и каверз
что плескалось на дне зеркал
будто вправду отверст их аверс.


Истончающаяся мечта
золотой синевы сиянье
драгоценная нищета
непрестанное расставанье.

Пусть осыпится мишура
пусть останется тайна, тайна…

И чудесно исцелена
в восхищеньи и ликованьи
окунётся тогда душа
в двух закатных озёр слиянье.

- Звуки флейты и тишина.
- Совершенство и созерцанье.




                    
       Это было, друзья, стихотворение "шёлковый путь"


        И, в заключении, друзья, предлогаю для ознакомления
        переделку из детского стиха Валентина Берестова,
        "Как хорошо уметь читать!"  сделанную,
        предположительно, малолетним веб-дизайнером.





Как хорошо уметь верстать,
Не надо к маме приставать.
Не надо бабушку трясти:
«Сверсти, пожалуйста, сверсти!»
Не надо умолять сестрицу:
«Подвигай блоки по странице!»
Не надо подходить к друзьям:
«Тут див неровный по краям!»
Но лучше всех идет процесс,
Когда ты шаришь в CSS!





Данную страничку, друзья,  и попытался свёрстать я, скромный любитель HTML/CSS,
с целью чтоб пенсионера-запорника, уже дважды героя пис-труда,
несмотря на незрелый возраст, хватил кондратий.

 "Кондрашка", кто не знает, - припадок эпилепсии.

 - Когда он ознакомиться, а он уже здесь, кстати,
хотя, для страховки, тоже скинь ему ссылку на эту страничку.

Запорник, друзья, я произвожу, можно догадаться, от "затворник",
в смысле страдающий запорами ввиду литературной деятельности,
бессмысленной, и беспощадной.

Ему б, подлецу, эще 3d очки, и мерцание на частоте альфа волн, со сдвигами,
как средство от запоров, ну ладно, и так сойдёт!

Если нужно подробнее о запорниках
 - смотри в меню пункт  "Современная поэзия. Критика. Юмор."
                                                      
совремннняя поэзия © Блажеевич   2010-2013