Ход Козий

…Характер у меня добрый и покладистый. Не обижу даже муху. Всегда с приветливой улыбкой и добрыми намереньями, но иногда, смотришь к примеру телевизор, (а я на половину русский, а на другую поляк), и вот, смотрю я к примеру телевизор, и закипает во мне кровь подлых панов, и думаю я тогда: А что это за новая падла, семенит к трибуне, что там за ротация в совете нечестивых? Кто там ещё встал на

путь козий

По поводу принимаемой мной терминологии. Жаргон есмь мобильная и обновляемая часть языка. Хотя иногда новшество только выглядит свежим, слово «колбаситься», к примеру, употреблял ещё Зощенко. Здесь прослеживается интересная тенденция. Выражение возникает первоначально в местах лишения свободы, оттуда проникает в гопнические круги, его подхватывают маргиналы, затем студенты, дальше школьники, потом их родители, и затем самая не консервативная, а просто тормозная часть населения ─ журналисты, блоггеры, общественные деятели, и т.д. и тыры-пыры… И вот уже артист по радио, задушевным и мягким голосом рассказывает детскую сказочку: «…И тогда хитрый котяра…» Хотя слово «котяра» прежде доводилось слышать мне примерно в таком контексте: «Котяра, ты что-ли, падла, весь хавчик схряпал?!» Всем известно, к примеру выражение «накрыть поляну» которое воспринимается, я думаю, как гипербола, ─ огромный, размером с поляну стол. На самом деле «поляна» это в местах лишения свободы, пакет из-под сока, используемый в качестве импровизированной скатерти. Вот ещё вспомнил, пожалуйста: ─ «днюха» ─ юбилей заключения под стражу.
Слово «козел», и его производные, которые сами по себе, как вы знаете, амбивалентные ругательства, то-есть ругательства которые могут быть и легкими и очень тяжелыми, в зависимости от обстановки, и главное от личности говорящего. Когда наш, един в двух лицах, президент, на встрече с английской делегацией произнёс «козлы», мне подумалось, что переводчик испытал некоторое замешательство. Президент сообщил, что высоко в горах ликвидировано гнездо террористов, плакат на стене гласил: «Аллах над нами, козлы под нами». Затем президент, сделав поводящий вокруг жест рукой, риторически вопросил ─ Это выходит мы с вами, все здесь козлы? …И так-как мне понадобилось краткое и ёмкое, для моей новой диссертации, «Легитимные, корпоративные, и одобряемые социумом формы педерастии», название, то я и выбрал «Ход Козий», который должен быть воспринимаем, во избежание недоразумений, как философский термин, (олицетворение самых крайних отрицательных качеств личности, без их конкретизации) лишенный эмоциональной окраски, и оскорбительного смысла. Итак:

Ход Козий

диссертация

…Да, и слово « зацени », повсеместно используемое ныне в рекламе, в древности произносилось, не иначе, как сквозь зубы, оттопыривая губу для демонстрации специально вставленного для такого случая зуба из желтого металла (предположительно золота).

Хотелось бы поговарить сегодня о норме. Ведь здоровье не является, обьектом исследования, к примеру медицины, а норма поведения, не обьект, ни психиатрии, ни юриспруденции, стремящихся переложить друг на дружку эту сложнейшую из тем, вот и хотелось бы мне рассказать, ни много ни мало, не о том, что я считаю нормальным человеческим поведением, а о том, каким оно должно быть, в так сказать, в идеале, в философской чистоте, в ваккуме, и сомкнутых сферических полях. Что, если не это, и является первостепеннейшей задачей Литературы!

Величайший человек нашей современности, Билл Гейц…

…Однако предвижу замечание из глубин зрительного зала –

Удивительно, ведь не прошло и каких-то трёх месяцев, как Вы выписались из психоневрологического диспансера, и уже решили, явить миру свои представления о нормальном человеческом поведении!

Не обращая внимания на едкие замечания, продолжаю:

- Не только, явить миру свежие представления о нормальном человеческом поведении, но и предложить их, в качестве эталлонных, сожелея при этом об отсутствии дополнительных эталлонов такого рода, для их взаимной корректировки.

Так вот, величайший человек нашей современности, Билл Гейц, в своих мемуарах, написанных повидимому собственноручно, и без всякой литературной обработки граждан с отличием окончивших американские литературные курсы, вроде, к примеру, того-же Чака Паланика, написал, среди прочего, одну примечательную фразу: « …больше всего мы боялись, что кто-то увидит будущее таким-же, каким видим его мы…» И будущее, не побоюсь предположить, превзошло их самые смелые ожидания… Мне-же, живущиму на нищенское жалование исскуствоведа-филолога, и добовольные пожертвования, напротив, почему-то очень хочется, чтобы кто-то, увидел бы будущее таким, каким вижу его я.

И к сожалению, я даже не вправе рассчитывать на тот интерес, который возникает у любителей живописи, при известии, что художник, средней руки художник, неожиданно свихнулся, и помещён в соответствующий стационар, где ему предоставлены краски и кисти. Но кто-же мешает мне обратить взоры на будущие наши поколения, и начать так: …Это было давным-давно, когда молоко не считалось ещё бактериологическим оружием, а было обыкновенным и заурядным продуктом питания…

Кстати, прочёл недавно Абрахама Маслоу «МОТИВАЦИЯ И ЛИЧНОСТЬ», чтением которой ранее пренебрегал, считая что пирамида Маслоу – это что-то для планктона менеджеров, и коммерсантов-неудачников (они на неё часто ссылаются) с помощью её они расставляют товары на полках. Оказалось прекрасная книга, гиперэмоциональная для научного труда, по крайней мере начало… По схожим мотивам не ознакамливался раньше с Трансерфингом Вадима Зеланда. - Рекомендация игрокам в Форекс - читайте Зеланда…

Зеланд пишет: Мечтаете о загородном доме? А почему не о острове в средиземном море? Ха-ха. …Считаете Зеланда прекрасным писателем? А почему не великим гуру, постигшим тайну мирозданья?

…Кажется я отвлёкся.

Маслоу.

Горжусь и настаиваю на том, что следующие цитаты стали известны мне уже после того как я приступил к работе над своей диссертацией:

«Общая тенденция развития науки такова, что проблематика диссертации чем дальше, тем меньше кого-либо волнует, – главным становится критерий "добротности". Другими словами, от соискателя научной степени уже не ожидают новых идей и вклада в науку. От него требуется поддержка господствующей методологии и умелое обращение с накопленными ею богатствами, никто не ждет от молодого человека свежих, оригинальных идей. В результате армия "ученых" пополняется абсолютно бездарными, нетворческими людьми.»

«Множество ученых нашли свое призвание на ниве таких наук как "зоопсихология" или "статистическая психология", и это уже ни у кого не вызывает ни удивления, ни улыбки, а между тем сам факт существования этих дисциплин нелеп и абсурден. Ведь это означает, что есть психологи, которые не возьмутся за исследование проблемы, даже самой насущной, самой важной, если она не связана с животными или со статистикой. Это напоминает мне старый анекдот про пьяницу, который искал свой кошелек не там, где потерял его, а под уличным фонарем, потому что "под фонарем светло", или другой анекдот – про врача, который всем своим пациентам ставил диагноз "грыжа", поскольку был специалистом по лечению грыжи».

«Так же и наука, наука в самом широком смысле этого слова, существует и развивается только благодаря разнообразию человеческих вкусов. Наука нуждается в разнообразии человеческого материала (не говоря уже о том, что она терпима к нему), разнообразие так же необходимо ей, как искусству, философии или политике, потому что каждый человек по-своему видит мир, ищет ответы на свои вопросы. Даже шизофреник, как ни странно, может принести пользу науке, поскольку в силу своей болезни с особой остротой воспринимает некоторые вещи».

Считаю излишним для себя использовать распостранённый приём литераторов, особенно пишущих детективы, с завязками, загадками, разгадками, развязками, и сразу сообщаю, что целью диссертации является убедительно и аргументировано доказать, что Челове́к разу́мный (Homo sapiens) произошел, вопреки общепринятому мнению вовсе не от обезьяны, а от Capra falconeri – (Козёл винторогий).

На чём основывается моя убеждённость?
На очень-очень редких сигналах из внешнего мира.
Читаю как-то статью о литературе, и вдруг автор, совершенно не к месту и не в тему,
неожиданно – «гениальное стихотворение Ходасевича».
А я-то как-раз считаю это стихотворение Ходасевича действительно выдающимся…


…Я руки жал красавицам, поэтам, Вождям народа - ни одна рука Такого благородства очертаний Не заключала! Ни одна рука Моей руки так братски не коснулась! И, видит Бог, никто в мои глаза Не заглянул так мудро и глубоко, Воистину - до дна души моей. Глубокой древности сладчайшие преданья… Было бы интересно прочитать этот отрывок гражданину, незнакомому с этим
стихом, и предложить ему догадаться о ком здесь идёт речь.
- Monkey!


Посмотрел в интернетах – Ходасевич – Обезьяна. Пустое. Поиск сравнений по формальным признакам, беспредметные умничанья, сопоставления, поиски корней, сходств, туда-сюда переводы, у знатоков вспыхивают обиды, неприязни, и понесло-понесло… Куда-то вбок, вкривь… Так, искусствовед, сфотографированный на фоне александрийского столпа, демонстрируя блестящую эрудицию, перечисляет все известные ему произведения классиков, где упоминается обезьяна…

…Тот нищий зверь мне в сердце оживил,
И в этот миг мне жизнь явилась полной,
И мнилось - хор светил и волн морских,
Ветров и сфер мне музыкой органной
Ворвался в уши, загремел, как прежде,
В иные, незапамятные дни.

И серб ушел, постукивая в бубен.
Присев ему на левое плечо,
Покачивалась мерно обезьяна,
Как на слоне индийский магараджа.
Огромное малиновое солнце,
Лишенное лучей,
В опаловом дыму висело. Изливался
Безгромный зной на чахлую пшеницу.
В тот день была объявлена война…



В тот день была объявлена война…

Последняя строчка вообще снижает впечатление.
- Реверанс в сторону Дурака.
- Дурак, извини…


И, видит Бог, никто в мои глаза… - Ради этой строфы, Коллега Фрик, и О'Дятл, и писалось стихотворение, ради неё и перевел Набоков на английский, как можно не замечать, где кончается картина и начинается узор рамы…

Мысль поэта, не стоит анализировать с позиций менеджера или кладовщика.
Так например, известный далеко за пределами своего литобъединения, и даже своего региона, специалистам и любителям поэзии, легендарный поэт Дмитрий Рябоконь, ведущий асоциальный образ жизни, в очередной раз приходит к своему родственнику, Валере, тренеру, с целью занять денег. Получив, после краткой воспитательной беседы, и нравоучительных призывов требуемую сумму, Рябоконь пытаясь как-то выразить переполняющие его эмоции, обнаруживает, что имя «Валера» хорошо попадает в ритм и рифмуется, пишет:


                    Свояк

Тиран семьи и психопат, Валера, 
на опохмелку просит четвертак. 
Валера, забухав, не знает меры. 
Валера, муж сестры моей, свояк. 

Валера, это бывший мастер спорта,
 в бассейне плавал он быстрее всех, 
а нынче утопает в море спирта 
и вызывает невеселый смех. 


Еще Бродский, в своей Нобелевской лекции пишет, цитирую дословно:

Пишущий стихотворение пишет его прежде всего потому, что стихотворение -- колоссальный ускоритель сознания, мышления, мироощущения. Испытав это ускорение единожды, человек уже не в состоянии отказаться от повторения этого опыта, он впадает в зависимость от этого процесса, как впадают в зависимость от наркотиков или алкоголя.Человек, находящийся в подобной зависимости от языка, я полагаю, и называется поэтом.


…Вчера, нажравшись, он жену с ребенком
 в мороз и снег отправил босиком. 
И не было управы на подонка,
 который размахался тесаком. 

Все из дому несет и пропивает. 
И потерял уже последний стыд. 
Лечиться и работать не желает.
 И за сестру душа моя болит... 


«Я» по словам Бертрана Рассела существует лишь для лингвистического удобства. (Изолированно высказывание представляется не менее наглым, чем его-же предложение сбросить ядерную бомбу на Москву). крайне)
«Я» - лишь воображаемый крюк, на котором, как предполагается, должны висеть явления.



  продолжение следует
совремннняя поэзия
© Блажеевич   2010-2013 
Допускается использование текста либо с письменного согласия Автора,
либо в объеме достаточном для цитирования с обязательным указанием источника.
совремннняя поэзия